мусье Мауг Ли (maug_li) wrote in homophobia_ru,
мусье Мауг Ли
maug_li
homophobia_ru

Маленький шаг педерастов - огромный прыжок общества в сторону содомии.

На мой взгляд, главное зло, к которому ведёт признание педерастии "вариантом нормы", - это создание предпосылок для выползания из щелей остальных извращенцев и, как следствие, тотальная содомия.
Педерастия претендует на НОРМАЛЬНОСТЬ. И, как только это становится "нормальным", возникает следующее:



В Нидерландах партия педофилов объявлена законной. Она может принять участие в парламентских выборах в ноябре.
Гаагский суд отклонил иск о запрете партии "Милосердие, свобода и разнообразие" (PNVD), отстаивающей права педофилов в Голландии.
Иск подал Фонд Soelaas, занимающийся проблемой педофилии. Организация потребовала запрещения PNVD, поскольку "программа" партии нарушает закон о защите прав детей. Судья посчитал, что правозащитная группа Soellas, потребовавшая запрета PNVD, фактически не представила правовых оснований для иска.
"Мы не будем обжаловать решение суда. Поскольку очевидно, что в этой стране будут терпеть подобную партию", - с разочарованием констатировал представитель фонда.
Нидерланды стали первой страной в Европе, в которой существует партия педофилов. Несмотря на то, что возникновение такой неоднозначной партии, пропагандирующей сексуальные отношения с несовершеннолетними и детскую порнографию, натолкнулось на массовую волну протестов и судебных исков, суд в Гааге вынес следующее решение: партия педофилов абсолютно законна, поскольку "право на учреждение политической партии является одним из основных прав демократии".
Один из основателей партии Мартин Уттенбогаард ликует: "Мы ожидали такого решения суда. Мы же не совершаем никакого преступления". Среди требований партии - снизить возрастные ограничения для вступления подростков в сексуальные отношения со взрослыми с 16 до 12 лет, при этом 12-летние получат "право" участвовать в съемках порнофильмов, если они, конечно, сами этого захотят. Кроме того, должно быть легализовано детское порно.

источник: http://www.newsru.com/world/19jul2006/pedofil.html



Партия педофилов стала первой ласточкой в набирающем в Европе силу движении «сексуальных меньшинств». До настоящего времени, кроме многочисленных форумов и малоизвестных «активистов», последним «прорывом» движения педофилов была интернет-радиостанция, пропагандирующая все то многообразие ощущений, которое может принести сексуальная распущенность. «На мой взгляд, подобные мотивы постоянно появляются, причем именно в Нидерландах или где-то в европейских центрах демократии», — прокомментировал RBC daily генеральный директор Экспертного института при РСПП Олег Кузнецов. Однако, в отличие от гомосексуалистов, любители детей еще не успели завоевать равных с другими меньшинствами прав. Тем не менее, предпосылки для этого есть. В немалой степени этому способствует либеральное европейское законодательство, которое проявляет все больше мягкости к «нетрадиционным наклонностям» европейцев. В 2004 году во Франции группа педофилов, насиловавших и убивавших детей на протяжении пяти лет, получила неожиданно маленькие тюремные сроки. Тех людей, которые приводили в притон педофилов своих детей, к примеру, приговорили всего к нескольким месяцам тюрьмы. В то же время до 40 человек, которые наблюдали за оргиями, отделались на суде всего лишь легким испугом — они были признаны невиновными, поскольку, по словам судьи, «не принимали участия в половых актах».

Подобного рода «либерализм» объясняется тем, что нынешняя Европа больше не считает аморальные отношения с детьми чем-то оскорбительным. Нынешний конфликт в гораздо большей степени спровоцирован революционностью выдвинутых лозунгов, нежели их действительным смыслом. «Это пока не серьезный скандал, хотя люди начинают волноваться», — поясняет Маргарита Страйбосх. Действительно, сегодня Европа переживает так называемый расцвет демократических свобод. Многочисленные браки между представителями одного пола, которые зачастую «освящаются» протестантскими священниками, уже стали вполне обыденным явлением. К тому же сами служители культа порой оказываются замешанными в различных сексуальных скандалах и соблазняют малолетних, а для того чтобы обеспечить «легитимность» своих поступков, вычеркивают из Библии одну за другой все препятствующие современной европейской демократии заповеди. В этой связи можно вспомнить и многочисленные парады, устраиваемые «сексуальными меньшинствами» во всех «уважающих себя» развитых странах. Поэтому, согласно современным западным нормам, появление в Голландии политической партии педофилов сложно назвать «скандалом». Тем более что новоявленным политикам дозволено в духе европейских традиций рассуждать о преимуществах и «красоте» любви к детям. В разговоре с RBC daily западные эксперты подчеркивали, что NVD — «это ненормально». Однако гораздо сложнее назвать нормальной ту систему, которая способствует и даже поощряет расцвет содомии под маской демократического процесса.

источник: http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=24&idArt=385



Комментарии по этому поводу доктора психологических наук, профессора Владимира Кудрявцева:

Нас, конечно, настораживает, что в мире голодает 852 млн. людей, а из них - более 300 млн. детей. Но настораживает как-то абстрактно. Слишком уж далеко – Африка, Азия. Другое дело – права наших сексуальных меньшинств, в отстаивании которых мы, цивилизованные люди начала XXI века, добились небывалых успехов. Наверное, там это нам зачтется. Даром что ли католические священники пустились во все тяжкие? Если о расцвете гомосексуализма в их среде было известно еще во времена Боккаччо, то сейчас те цветочки обернулись клубничными ягодками «церковно-приходской» педофилии (о чем недавно рассказывали средства массовой информации).

Не то чтобы каждый из нас восторженно приветствует однополые браки или возможность воспитания приемных детей однополыми супругами. Мы, современные здравомыслящие обыватели, понимаем: нельзя создавать прецедентов. Сегодня мы наступим на права гомосексуалистов, завтра – зоофилов, а послезавтра у нас отберут наши собственные, куда менее экзотические, права и свободы. Давайте честно: отсюда ведь наша настороженная «политкорректность» и толерантность к «инакости» (Умберто Эко) сексуальных меньшинств. Бог с ней, с нравственной стороной дела, зададимся лишь одним вопросом. Не окажемся ли мы снова (или точнее – не оказались ли уже?) заложниками нашего расчетливого здравого смысла?

Я работаю в науке и привык называть вещи своими точными – и хорошо известными – именами. Мы имеем дело с девиациями [отклонениями*]. Можете считать меня «традиционалистом», но девиации, они и есть девиации. Как бы ни старались опоэтизировать их романисты и кинематографисты. И никто не убедит меня в том, что в наше время, иногда обозначаемое одиозным словечком «постмодерн», когда сексуальные роли инвертированы, а люди в них дезориентированы и потому не знают с чем или с кем идентифицироваться (что отчасти - правда), эти девиации должны стать легитимной нормой. Я не вижу достаточных оснований приписывать им какой-то новый статус в культуре. И не склонен думать, что «культурные революции» вершатся под голубыми или розовыми знаменами. Тот факт, что одна-единственная «норма» уступила место разнообразию девиаций, которое само по себе оценивается как норма, - лишь конвенциональный знак социального «комильфо». А вовсе не прямое следствие неких глубинных духовных и интеллектуальных прозрений современного человечества, метаморфоз коллективного человеческого сознания.

Не разделяю я и оптимистической оценки одного из лидеров современной западной социологии Энтони Гидденса, согласно которому, трансформация сексуальной «извращенности» (терминология автора) в сексуальный «плюрализм» внесла свой вклад в либерализацию общества (Гидденс Э. Трансформация интимности. СПб., 2004. С. 59-61). Разрастание девиантного слоя общества, который начинает диктовать нормы жизни всем остальным его слоям, с таким же успехом может свидетельствовать, например, о криминализации общества. Во времена античности на средиземноморском побережье возникали даже целые разбойничьи, пиратские республики. Какая уж тут либерализация – обычная диктатура бандитов. А Россия первой половины 90-х?

Тем более, не выдерживает критики распространенное мнение о том, что сексуальная девиантность скрыта в наших родовых исторических корнях. Это - полная чушь! Да, действительно в Древней Греции мальчиков из аристократических семей отдавали в дома других аристократов для «посвящения». Наставник-аристократ «посвящал» мальчика в форме его приобщения к наукам и искусствам, охоте, светским забавам и… сексуального сожительства с ним. Но ведь это имело сугубо ритуальный смысл. Мы же не оправдываем маньяков-людоедов ритуальным каннибализмом наших первобытных предков. Также и здесь. Кстати, как свидетельствует история культуры, отличительной чертой ритуалов являлось символическое воспроизведение различных моделей девиантного поведения. Почитайте классику - работы Мирче Элиаде об архаических мистериях или знаменитую книгу Михаила Бахтина о средневековом карнавале, где об этом подробно рассказывается и объясняется, чем это мотивировалось. Но то, что уместно в границах ритуала, противопоказано вне данных границ. Когда-то возлияния, чревоугодничество и распутство были атрибутами ритуальных вакханалий древних греков. Со временем все это вылилось за пределы культово-ритуальной практики в «широкую жизнь» и стало ее «нормой». А по-настоящему аукнулось через века и уже на другой территории – падением Римской империи, которое, как известно, началось с падения духовного.
...........
Конечно, человеку столь же свойственно иметь сексуальные девиации, как и не иметь их. В них также проступает его, человеческая, а не какая-то иная, сущность. В этом смысле мы вправе говорит о девиации как «вариации на тему» нормы. Да и каждый из нас не может похвастаться тем, что является носителем «чистой» нормы, воплощая собой лишь ту или иную ее вариацию. Совершеннолетний субъект, вступивший по обоюдному согласию в гомосексуальную связь, не нарушая рамок действующего законодательства, - это нормальный член общества. «Ненормальным» его делает некая «идеология», которую пытаются извлечь из его сексуальной ориентации. Причем, не важно – оправдывает ли она его или порицает. Социальный остракизм, чудовищная, пещерная практика судебных и психиатрических гонений на лиц иной сексуальной ориентации, сменилась не менее чудовищной экспансией ее идеологем и мифологем в широкое общество. Понятно, что первоначально это было реакцией на те же гонения, и гонимые хотели лишь того, чтобы окружающие их увидели, поняли и приняли. Но зато потом…

А потом – в начале XXI века в самом центре Европы партия педофилов, объединившая людей, место многих из которых - в камере пожизненного заключения (в либеральных США - на электрическом стуле), запросто собирает подписи для того, чтобы пройти в парламент. Дорогу ей преградили лишь внешние обстоятельства: собери она больше подписей – все было бы «тип-топ». Ведь очень «политкорректные» господа (господа, «политкорректность» которых была хорошо оплачена или директивно продиктована свыше) зарегистрировали партию, отклонили иск правозащитников, дерзнувших оспаривать ее право на существование. Да здравствует священное разнообразие...

Но, видимо, только наивный думает, что новоявленная партия будет защищать интересы несчастных невротизированных Гумбертов, сгорающих в абстинентных муках героинистов и т.п. рядовых маргиналов. Через нее легитимность себе и своему бизнесу пытаются вырвать у общества совсем другие – торговцы детьми в качестве сексуального товара, дельцы детской порнографии, заправилы рынка тяжелых наркотиков. На этих пробы ставить уже негде. Зато респектабельному человечеству еще можно поставить диагноз. Правда, - очень неутешительный.

полностью: http://vtk.interro.ru/book/18/294/1.htm
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 60 comments